Сердцем возникновения евангельских общин в России был Петербург. Среди многочисленной петербургской аристократии, зараженной скептицизмом и неверием вследствие бессодержательности светской жизни и духовной неудовлетворенности православием, были личности, которые не могли заглушить в себе глубокого религиозного чувства и искренне искали удовлетворения запросов духа.

Предыстория «Петербургского пробуждения» насчитывает всего два десятка лет, в течение которых Дух Святой подготавливал почву сердец нижеуказанных личностей и будущего проповедника Евангелия в их среде — «лорда-апостола», лорда Редстока. Последний обратился к Господу (и это весьма знаменательно) в России, будучи в английской армии в Крыму во время Крымской войны 1854— 1856 гг. Тяжело заболев и находясь при смерти, он задавал себе мучительный вопрос: «Иду ли я по пути истины, и на что будет обречена моя душа после смерти тела? » К счастью, рядом с ним оказался один миссионер, который показал ему путь спасения через Господа Иисуса Христа, после чего лорд Редсток пришел к Господу. Возвратившись на родину, он сблизился в Лондоне со свободной церковью (дарбистами), отказался от светской карьеры, вышедши в отставку в чине полковника, и посвятил свою жизнь служению Господу. Он стал проповедовать во многих городах Европы. Сокровенным желанием его было послужить делу Царствия Божия среди русского народа. Это желание вскоре исполнилось: он был приглашен в Петербург Елизаветой Ивановной Чертковой — великосветской дамой, обращенной через его проповедь. В 1874 году лорд Редсток прибыл в Петербург и начал свою «салонную миссию» в роскошных домах петербургской знати. Круг уверовавших через его проповеди составляли вначале женщины: Елизавета Черткова, ее сестра Александра Ивановна Пашкова, княгиня Наталья Федоровна Ливен (Наталья Ливен обратилась к Господу, будучи в Англии в 1870 году) и ее сестра Вера Федоровна Гагарина. Вскоре группа «петербургского пробуждения» пополнилась мужчинами:

Обратились к Господу граф Модест Модестович Корф, Василий Александрович Пашков и граф Алексей Павлович Бобринский.

Василий Пашков (1834—1902 гг.) был одним из богатейших дворян России: он владел несколькими имениями и медеплавильным заводом на Урале. До своего обращения он был совершенно равнодушен к вопросам веры. После первой встречи с лордом Редстоком он небрежно заметил:

«Какая пошлость. И охота людям слушать бессмысленного болтуна!» Но вторая их встреча стала поворотным пунктом всей будущей жизни Василия Пашкова. Молитва Редстока так сильно подействовала, на него, что ему внезапно открылось его личное состояние перед Богом. Он почувствовал свою вину перед Господом и обратился с покаянием к Спасителю мира. Встав с колен, он был уже не тот, что раньше. «Был день в моей жизни, — свидетельствовал Пашков, — когда я увидел себя осужденным перед престолом Святого Бога, ненавидящего грех. Слово Его, по действию Духа Святого, достигло меня и пробудило мою совесть… Свет Слова, святого закона Божия, осветил потаенные углы моего сердца и показал мне глубины зла во мне, о существовании которых я не подозревал. Он пробудил во мне желание освободиться от греха, который связывал меня…». С этого времени В. Пашков вдохновился желанием возвещать благодать Божию. Он стал мощным орудием в руках Господа и не только отдал себя на служение Господу, но и все свое состояние посвятил для этого великого дела .

Такое же обращение и возрождение пережили Модест Корф и Алексей Бобринский, причем духовное пробуждение Модеста Корфа началось с его деятельности по распространению синодального Нового Завета в конце 60-х годов. Вместе с Василием Пашковым они стали развивать дело «петербургского пробуждения» после вынужденного выезда из России лорда Редстока. Их дома и роскошные дворцы стали местом евангелизационных собраний, где слышались простые проповеди о любви Бога к людям, желающего освободить всех от оков греха посредством искупительной жертвы Сына Своего Иисуса Христа. Эти собрания посещали и знатные особы, и простые, малограмотные кучера, фабричные рабочие и студенты, количество слушателей достигало тысячи человек. Многие из них отзывались на Божию любовь, каялись в своих грехах и обретали мир с Богом .

Уверовавшие сразу же находили труд в Царствии Божием соответственно призванию. Главный труд их сосредотачивался на деятельном христианстве: Елена Черткова стала членом дамского комитета посетительниц тюрем, Александра Пашкова и Вера Гагарина организовали швейные мастерские и прачечные для бедных женщин, Василий Пашков открыл столовую для студентов и бедных рабочих; одна из новообращенных — Юлия Денисовна Засецкая — основала в Петербурге первый ночлежный приют. В 1876 году В. Пашковым, М. Корфом, Е. Чертковой и В. Гагариной было образовано «Общество поощрения духовно-нравственного чтения», а Марией Пейкер и ее дочерью Александрой Ивановной было начато издание религиозно-нравственного журнала «Русский рабочий». За восемь лет «Общество духовно-нравственного, чтения» успело предпринять 12 изданий 200 наименований книг и брошюр духовного содержания и распространить их во многих местах России.

Проповеднический труд многих из них не ограничивался Петербургом: В. Пашков, А. Бобринский, В. Гагарина, Е. Черткова периодически выезжали в свои поместья и там проповедовали Евангелие.

Надо сказать, что петербургские верующие тогда еще не представляли организованной общины: не было ни пресвитера, ни диаконов. В. Пашков был старшим братом. Периодически совершалось хлебопреломление, введенное лордом Редстоком, но оно было открытым, как у дарбистов. В вопросе о водном крещении по вере не было единого понимания: большая часть верующих еще признавала действительным крещение, совершенное во младенчестве, и оставалась при нем. Первые крещения по вере были совершены Георгом Мюллером из Бристоля. Он в 1883 году крестил В. Пашкова, Н. Ливен, Классовскую. Это была община пробуждения и святости: люди обращались к Господу, каялись, переживали возрождение, участвовали в вечере Господней и радовались в братском общении друг с другом.

Новый этап развития движения связан с именем И. С. Проханова, выходца из кавказских молокан. Находясь в числе евангельских христиан с 1888 года Проханов также оказывается вынужден убыть в эмиграцию в 1895 году, откуда, получив богослоское образование, возвращается в г. Санкт-Петербург в 1901 году, и приступает к активной проповеднической и издательской деятельности.

В 1909 году после провозглашения веротерпимости в России в г. Санкт-Петербурге было проведен съезд, учредивший Союз евангельских христиан во главе с Всероссийским советом евангельских христиан (ВСЕХ), председателем которого стал Проханов.[2]

На Втором Всемирном конгрессе баптистов в 1911 г. ВСЕХ вошёл во Всемирный баптистский альянс, а Проханов был избран одним из шести вице-президентов этого международного объединения.

В годы Первой мировой войны возобновились преследования евангельских христиан со стороны государственной власти, которые прекратились с победой Февральской революции 1917 года. Руководством ВСЕХ был взят курс на общественно-политическую активность, в частности, учреждена христианско-демократическая партия «Воскресение».

Важным направлением деятельности ВСЕХ стала организация сельскохозяйственных коммун, некоторые из которых продолжали свое существование до конца 20-х годов. Велись переговоры с органами советской власти об основании евангельскими христианами крупного поселения в азиатской части страны, которое планировалось назвать городом Евангельском.

Тем не менее, уже в 1928 году общественная активность союза была под давлением властей практически полностью свёрнута, а его руководитель И. Проханов был вынужден эмигрировать.

В период 30-х годов и до начала Второй мировой войны евангельские христиане подвергались репрессиям, многие члены ВСЕХ были осуждены к различным срокам лишения свободы, вследствие чего данный орган функционировал нерегулярно, хотя и не был распущен. После ликвидации в 1935 году Союза баптистов, часть его членов вошла в состав ВСЕХ, а в 1942 году ряд баптистских руководителей официально обратились к руководству евангельских христиан с просьбой взять сохранившиеся общины баптистов под свою опеку.

В октябре 1944 года на совещании представителей обеих церквей было принято решение об объединении, урегулировании спорных вопросов и формировании Всесоюзного совета евангельских христиан и баптистов. В дальнейшем евангельские христиане в СССР организационно входили в общие с баптистами структуры и, по сути, представляли собой одну конфессию.

 

1 августа 1992 года в г. Москве на съезде представителей церквей было объявлено о восстановлении Союза церквей евангельских христиан (СЦЕХ). Тем не менее, большинство общин, до 1944 года принадлежавших к ВСЕХ, остались в общих с баптистами объединениях.

 

В последующие годы, в разных регионах России, а также и в других странах СНГ, формировались отдельные общины и централизованные объединения евангельских христиан, претендовавшие на духовное преемство от ВСЕХ.

Источники:

Википедия

Россия и Кальвинизм: история и перспективы

История РОМЦ (Российской Объединенной Методисткой Церкви)

С.Н. Савинский. Возникновение баптизма в России

С.В. Ряховский. История движения христиан веры евангельской в России